История реального человека

История реального человека

Дорогие подписчики!
Делимся с вами реальной историей реального человека, жившего бОльшую часть своей жизни в Детском Доме.
Большое спасибо Лане Истоминой https://instagram.com/lanaandvsevsevse?utm_source=ig_.. ( маме 9 детей, 7 из которых- приёмные подростки) за разрешение рассказать о воспоминаниях Льва, приёмного ребёнка Ланы.

"Свою жизнь до 5 лет я не помню, только отдельные моменты, которые, наверное, навсегда останутся у меня в памяти.

Воспитание тогда (не знаю, как сейчас) было довольно экзотичным. Например, меня вместе с остальными провинившимися зимой выводили на улицу в одних трусах и поочерёдно окунали в снег (нет, это точно была не закалка, это именно наказания).

Летом тоже было, чем заняться. Вместо снега – крапива. Представляем: небольшой овраг, в нём растёт крапива. Какой примерно рост у ребёнка - пятилетки? А примерная высота крапивы? В этом овраге было её очень, очень много, росла она высоко и густо. Нас толкали в неё в одних шортах. Именно толкали, самому туда не зайти, страшно.

Ещё более, изощрённым методом было запихивание головы в стиралку при включенном режиме отжима. Не знаю, как это было технически возможно, ведь сейчас стиралки не включаются, если открыта дверца, однако я прекрасно помню тот экстрим. Помню, как выглядела та стиралка изнутри, голова маленькая, а барабан такой огромный. Двойной страх: барабан крутится и шумит, дверца вот-вот закроется, зальётся вода и я утону.

Не дай бог у тебя в детском доме будет энурез. Энурёз – это полная свобода творчества для воспиталок (простите, гордым словом «Учитель» назвать не могу). Начинается всё с простого: после отбоя ты сидишь на туалете и тебя не выпустят, пока ты что-нибудь не выжмешь. Или не заснёшь. Не помогает. Совмещают с тем, что не дают пить после 6 и до утра, дав при этом чёрный хлеб с солью. Не помогает, идём дальше. А, может, ему дополнительную процедуру полёта в овраг? Да не, уже сколько раз пробовали. Есть идея: надо положить его на голую клеёнку (они тогда были красного цвета и воняли сыростью, видимо, от предыдущих мучеников), а на неё крапиву положить. Ох, как же я крутился, пытаясь уснуть. Но и это не помогало. Решили просто лупить, если проснулся мокрый, это было хорошо, ведь терпеть всего минуту. Позже я научился просыпаться, если чувствовал влагу, быстро тайком застирывать то место, где есть жёлтые пятна, выжимать, так сильно, как мог, расстилать, как можно сильнее натянув, и спать на сухом, без одеяла, чтоб до утра высохло.

(Сейчас лучше перестать есть) Помню, как бегал по коридору и уронил цветок. Зная, что примерно меня за это ждёт, я разрыдался и обделался в штаны. Воспиталка в ярости потащила меня в ванную, по дороге отвешивая мощных подзатыльников. В ванной продолжала меня отмывать, обзывать и бить одновременно. От этого я обделался второй раз. В итоге она взяла то, что из меня выпало и запихнула в рот.

Всё это было до 5 лет, и к сожалению, эти моменты почти единственное, что я помню об этом возрасте. После 5 лет меня отправили в другой детский дом. Там воспитатели не прикладывали руки, они просто звали самых озлобленных старшаков и оставляли в закрытой комнате с виновниками для «воспитательной беседы», но так, чтоб без следов. Ближе к 5 классу такую практику тоже запретили, и как же мы тогда отрывались на воспитателях. Одну за другой нам меняли их каждые 2 месяца, потом додумались нанимать мужиков. Рискованно для детей (можно ведь и педофила нанять), но что делать? Я думаю, что нам очень повезло, что нам достался не педофил, а то вон как бывает в других интернатах. Параллельно с этим торжеством безумия шла карательная психиатрия: всех, кто плохо себя вёл, клали в психушку на месяц, иногда на два. Списки озвучивали на общей школьной линейке. Не в официальном стиле, конечно, а так, между строк о том, «как вы все, твари, достали», «едешь в психушку, надоел». Перед всеми, видимо, чтоб другим неповадно было."