История Веры Некрасовой

История Веры Некрасовой

Всё началось с мысли о появлении малыша в нашей семье. Обычным способом не получалось, ЭКО мы не хотели, нам ближе усыновление.

В нашей первой ШПР, я отказалась сдавать итоговую аттестацию... слишком шокирующей была информация о детях-сиротах...

Спустя год, уже приняв те знания, мы с мужем вновь пошли в ШПР. В результате написали заявление на маленькую дочку до годика. Прошло пол года и нам позвонили! Девочка, 5 месяцев, порок сердца, но сейчас прооперирована и всё хорошо.

Приехали знакомиться, сотрудники дома ребёнка опешили, такой порок сердца не лечится, девочка не должна предлагаться на усыновление, ребёнок - не жилец! Фух, до сих пор даже писать это больно...

Ребенка нам всё-таки показали, девочка как две капли воды похожа на меня. Где-то затерялась моя дочь по пути ко мне.

Чтобы усыновить Соньку нам пришлось выдержать давление опеки, противостояние с домом ребёнка, торг —они предлагали нам другого здорового мальчика, а наша дочь осталась бы одна в изоляторе учреждения на долгие годы... Но благодаря суду, мы стали родителями!

А дальше - всё в нашей жизни изменилось. Соне сделали все положенные операции и ещё одну дополнительную, теперь она почти обычный ребёнок. Чтобы ей легче дышалось мы сначала переехали загород, а потом — к морю. Муж ушёл в папский декрет, а позже мы открыли свой бизнес, чтобы больше проводить времени с дочей.

Когда Соньке исполнилось 4, мы решились на сына. Взяли трехлетнего малыша, видеопаспорт которого был первым в списке по нашему региону, на диагнозы уже не смотрели. Сына назвали Северьян. С диагнозом «органическое поражение головного мозга» и ФАС он смышлён и сообразителен не по годам.

С Северьяном у меня была жесткая адаптация, так тяжело в жизни мне никогда не было. Но как говорится, стерпится-слюбится. Мы привыкли друг к другу. Соня и Севаша много играют вместе, поддерживают, как настоящие брат и сестра.

Усыновляя сына, мы узнали, что у него есть две старших сестры и брат. Одна девочка под опекой, другая — усыновлена, а брат 16-ти лет в коррекционном интернате. Сначала мы не знали, как мы можем помочь старшему брату Северьяна...

⠀Через год мы начали общаться с ним, и уже 2 месяца Ник живет с нами. С 18-летним парнем адаптация пока проще, чем была с 3-летним сыном, как ни странно. Ник много помогает по дому, играет с детьми, заботится о животных. Также мы поддерживаем связь с одной из сестёр Севаши.

Всё началось с мысли о малыше в нашей семье. А теперь у нас большая семья, трое детей, 3 собаки, 4 кошки, большой дом, своё дело, море рядом и много дорог впереди.

  • Благодарим Веру Некрасову за историю. Желаем большой и дружной семье ровных дорог, счастья и благополучия.