Замечательная семья!

Замечательная семья!

Хотим познакомить вас с замечательной семьёй из Екатеринбурга https://www.instagram.com/mama_nadya_ekb/
Семья то замечательная, но по "закону Васильевой", не прошла бы по всем пунктам!!!
Вот и судите сами.

Когда мы собирали документы на опеку над паровозом из 4 детей, мне было 20, а мужу 27. Мы проходили диагностику, на которой я честно рассказала про насыщенное событиями детство, а супруг отвечал «правильно». По результатам диагностики была отмечена моя социальная незрелость  что ещё сказать 20-летней девушке? Но тогда не было правила прилагать результаты психологического обследования, а мы были более чем уверены в своих силах.
В то время мы жили в двухкомнатной квартире отца супруга, оформив с ним договор безвозмездной аренды. На площади чуть больше 40 кв.м планировалось разместить троих девочек и малыша-мальчика. Но тогда не было правила о норме квадратных метров на каждого проживающего, а мы знали, что, забрав детей, переедем в съемную трешку.
У двоих из них была серьёзная педагогическая запущенность, а ещё у одной - неврологические проблемы. Но мы уже считали их нашими.
.
В свои 21 и 27 мы стали родителями для десятилетней Кристины, восьмилетней Насти, четырехгодовалой Ксюши и восьмимесячного Данила. Первые полгода с нами даже жила прабабушка детей, которая воспитывала их с рождения.
.
Каждый из них стал для нас первым и каждый из них сделал нас родителем.
Через год после появления первой четвёрки детей я узнала, что жду ребёнка. На тот момент мы жили в съемной трёхкомнатной квартире площадью 51,3 кв.м, где большая комната была проходной. С нами уже не жила прабабушка младших, а потому эта комната пустовала.
.
В тот же год в нашей семье появилась Влада. Она была студенткой 1 курса лучшего колледжа города и жила в общежитии. Думаю, все понимают, что в 17 лет непросто одновременно хорошо учиться, рассчитывать бюджет, выживая на стипендию, и не забывать при этом позаботиться о себе.

Так вышло, что приказ об опеке мы получили спустя больше чем 2 месяца совместной жизни. Я была уже влюблена в эту непростую и очень сильную девочку с огненным характером, а представители опек сразу трёх районов делились со мной фантазиями насчёт возможных последствий. Гран-при получило предупреждение: «Вы-то беременная, а муж у вас молодой. Вот родите, форму потеряете, а тут девочка эта..»
На тот момент требовалось согласие Кристины на появление в семье ещё одного ребёнка. И согласие-то она дала, а вот диагностику(которую сейчас предлагают ввести) может, и провалила бы. Потому что видела, как сильно я люблю Владу, а ещё понимала, что это создаст дополнительную конкуренцию.
.
Была ли ревность? О, да. Случались ли откаты у имеющихся детей в связи с появлением «нового» ребёнка? Безусловно. Любят ли сейчас все четверо Владу так, будто она всегда была их старшей сестрой? В том и дело, что да. Любят, в чем-то подражают, а в чем-то имеют собственное отличное от ее мнение. Как в любой семье.
.
Я молчу про то, что упустить встречу с ней стало бы отдельной личной трагедией для меня. Ну вот #люблюнемогу особенной какой-то любовью.
.
Влада стала в нашей семье первой по старшинству и пятой по очереди появления, а через три недели после ее совершеннолетия родилась Полли, и детей стало шесть.
Маленькая Полли могла быть первенцем, но появилась шестой по счету, а меньше, чем через год, стала седьмой. В тяжёлые моменты к дочери тянется сразу шесть пар надежных рук старших братьев и сестёр. Когда она вырастет, как Влада и Серёжа, им будет на десять лет больше, чем мне сейчас
.
Через год после появления Влады мы с супругом вновь начали собирать документы, потому что узнали поближе Серёжу.
.
Ему тогда было 17, он уже закончил колледж, получив свидетельство вместе привычного слуху диплома. Причина оказалась удивительной - во время жизни в детском доме Серёже и ещё нескольким ребятам нарисовали нелестный диагноз, имея который можно было учиться только в коррекционной школе. .
Год до совершеннолетия Серёже предстояло провести в приюте, потому что его детский дом расформировали, а возможности получить ещё одно образование не было. Приют, кстати, - временное пристанище для детей, а потому там гораздо выше риск оказаться в окружении ребят, увеличенных алкоголем, наркотиками и прочим криминалом. Не удивительно, что жить там почти год Серёже совсем не хотелось. Было много людей, которые хотели ему помочь и помогали, но по разным причинам ни у кого не получалось оформить попечительство.
.
Начиная сбор документов, мы понимали, что пора расширять жилищные условия - во-первых, Влада итак уже 12 месяцев стоически продержалась в проходной комнате, где каждый день в семь утра жизнь начинала бить ключом. Во-вторых, ввосьмером на 50 квадратах нам стало тесновато. И, в-третьих, только на квартиру большей площади мы могли получить очередное заключение о возможности быть приемными родителями.
27 сентября мы получили заветный приказ о назначении попечителями  и уже через два месяца прошли с Серёжей психолого-медико-педагогическую комиссию, специалисты который, качая головами, повторяли «у этого мальчика, скорее всего, даже задержки психического развития никогда не было».
.
Так в нашей семье появился безмерно ответственный и рассудительный Серёжа, сразу ставший старшим братом для Кристины, Насти, Ксюши, Данила и маленькой Полли. К нему, кстати, ревности особой не было - мужчины в нашей семье высоко ценятся. А он, я заметила, всей душой полюбил Полину.
.
У Серёжи, в свою очередь, появилась немного сумасшедшая, но любящая семья. Возможность сидеть над уроками в моей компании, выслушивать занудное «почему без кофты?», свободно передвигаться по области, проводить время с друзьями и, главное, получать среднее образование.

Как мы живём?
Ну, скажем так, на выплатах далеко бы мы не уехали, хотя они позволяют нам снимать просторную трёхкомнатную квартиру, где каждому ребёнку есть место.
Наш секрет в трёх дополнительных работах у каждого и комфортном свободном графике. Более того, на 5/6 работ мы можем брать с собой детей, уделяя им время в процессе.
.
Чем мы богаты, так это детьми и любовью.
 минуты душевной невзгоды я задаюсь простым вопросом: где я свернула не туда? И начинаю размышлять.
.
Мы вряд ли побываем заграницей в ближашие несколько лет. Покупка собственного жилья усложняется в связи с тем, что нам, с одной стороны, необходимо минимум четыре комнаты, а с другой, очень важно жить в центре. Я уже смирилась с тем, что мы, вероятнее всего, не купим машину, в которую влезет ВСЯ семья, но утешаю себя тем, что толпой мы передвигаемся крайне редко. Наша машинка стирает от трёх загрузок в сутки, фрукты и йогурты иной раз кончаются ещё до того, как кто-нибудь соблаговолит разобрать пакет с продуктами. Мы с мужем одновременно учимся и преподаем по программам 1, 4, 5, 6 и 7 класса, а иногда углубляемся в дисциплины колледжа. Не всегда высыпаемся и нечасто встречаемся с друзьями. Но это про мелкие неудобства.
.
Зато. Мы регулярно получаем помощь старших детей. Имеем возможность наблюдать становление нескольких личностей и радоваться успехам детей как своим собственным. Чаще всего мы хотя бы кому-то одному, но нужны и, хочется верить, что нас любят.
.
И сравнивая одно с другим, я понимаю, что мне это нравится. Нравится видеть кучу обуви в коридоре, нравится заказывать продукты большими пакетами. Нравится удерживать в голове много разной информации и слышать постоянное «маам». Я люблю задавать Владе тупые вопросы, на которые порой сама не знаю ответ. Люблю сидеть допоздна с Серёжей и его уроками. Люблю засекать, сколько времени Кристина может провести в ванной, если ее оттуда не выгнать. Люблю слушать, как Настя читает вслух, и смотреть, насколько фееричной может быть фантазия Ксюши. Я люблю вникать в детские рассуждения Данила и нежиться по утрам с Полли. Всё это мне очень по душе
.
И пусть иногда я ругаюсь по-настоящему и искренне злюсь, мне не о чем сожалеть. А ведь где-то в параллельной вселенной 24-летняя Наденька работает молодым врачом или, может быть, воспитывает одного малыша. И я ей очень сочувствую ведь она столько всего упускает.